хлопай ресницами и взлетай

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

хлопай ресницами и взлетай > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — понедельник, 19 ноября 2018 г.
х DADDY LONG LEGS в сообществе ОВОЩЕБАЗА на память 21:27:24

в семье не без мутанта

­­


Категории: Зог, Лайт, Эймин, Френк, Вел, Анжи, Фисташ, Сио, Рип, Микке, Визерис
21:32:42 лорд Темный
Что это за место
21:41:38 DADDY LONG LEGS
­место дикого ора дружеского стеба и лампового времяпровождения
может, кто поможет. Лийса 19:27:30
привет.
ниже будет описана проблема моей потребности к объятиям. так что если вы разбираетесь в психологии и т.д., то прошу помочь или направить на соответствующий форум.

Подробнее…
хочу, а точнее уже в растерзающих меня муках хочу узнать, зачем я так нуждаюсь в объятиях, особенно в области груди и с человеком, душа которого мне тепла.
я ощущаю это дикое желание огнём в той же самой области груди и когда оно наиболее активно, то мне холодно.
также расскажу некоторые моменты из прошлого.
от мамы: каждый раз, когда я тебя обнимала или физически контактировала с тобой, то ты отталкивался.
сразу добавлю, думаю, это важно, что семью я не люблю. даже любой контакт с ними меня вгоняет в депрессию. и свою я заводить не собираюсь.
от себя: осознала я этот огонь именно к объятиям в 15 лет летом, когда покрепче и дольше обняла свою подругу. и было это спонтанно, даже мыслей не было сделать этого. что-то вот руки сами её потянули обратно и прижали крепче к груди.
затем я познакомился(да, тут я укажу, что я мальчик, но так я трансгендер, т.е. девушка в теле мальчика). так вот, познакомился с подругой, с которой у нас была передружба и я привязался к ней. очень сильно. но не понимала из-за чего. и только через полтора года мучительских дум я осознала, что я привязалась к объятиям в те тёплые моменты.
раньше, с кем бы я ни заводила знакомство, то каждый раз надеялась на объятия, долгие и пульсирующие(с поглаживаниями, к примеру). порой даже приходила к манипуляции и бессознательно тоже. но сейчас я мыслями постепенно с усилиями концентрируюсь на духовной связи между человеком и мной.
из-за этого огня я страдаю, плачу, прокрастинирую, несчастлива. да-да, именно немного объятий делают меня уже счастливей(потекли слёзы). и ни черта ваши подушки не помогают. мне нужен человек с тёплой душой. моё тело трясётся от частоты биения сердца. руки ослабевают.
если же физически сконтактируюсь с любым другим нейтральным мне человеком, то почувствую неприязнь и отвращение.
и знаете, точка зрения "в детстве дефицит - вот и дополнение в старшем возрасте" не принимается мной. вот не она! тут подоплёка в чём-то в другом. и не в том, что в объятиях я могу ощущать себя в безопасности. нет. наоборот я люблю быть на риске. ещё подкину точку зрения, что объятиями ты дополняешь в себе из человека то, в чём нуждаешься. нет. и не это.
и если не можете подсказать подоплёку, то прошу, дайте облегчающее восприятие на этот огонь.
UPD: но пока я поэтизирую этот огонь:
Только помни
Как не было холодно
И что бы ты не терял — это вечная боль
Это вечное топливо вечного двигателя
Это вечный огонь
Это то, что стучит вопреки
И внутри у тебя — это вечная боль
Это топливо твоего вечного двигателя
Ты только помни
?? DADDY LONG LEGS в сообществе ОВОЩЕБАЗА на память 18:50:04

в семье не без мутанта

­­


Категории: Вел, Рип, Сио, Саня, Зог, Олдер, Фисташ
показать предыдущие комментарии (14)
19:56:16 отец настоятель.
Это по вашей идеи, по моей вы няшки бромасные
19:57:37 DADDY LONG LEGS
i10.beon.ru/96/61/2496196/75/128377175/23D2143215484CB98937741C9A8C078D.jpeg
19:58:31 отец настоятель.
)))))
19:58:49 отец настоятель.
покажи мне свой стул и я вас спейрингую
19.11.18 Колючий Кактус .о. 18:33:25
Не пила таблетки с 16,думала сделать перерыв и посмотреть как организм отреагирует,может хватит разового применения.
И через два дня я получила панические атаки...опять...Но на этот раз поранила себя,расчесала руку до царапин..помню как было больно и хотелось чтобы из тела исчезло то,что приносит эту боль.
Может я преувеличиваю?
Может все это придумала чтобы было веселей?
Ну Боже Мари,могла придумать что-то менее опасное и безболезненное.
Хочу понять откуда корни растут у всего этого.В голове вечно какая-то путаница,мысли сумбурные,несутся вроде и быстро,а вроде ужасно медленно,тянутся так долго...И все то близко,то далеко,то большое,то уменьшается...Вдруг­ это навсегда? Даже если навсегда,как это принять? Принимаю ли я себя? Зачем я делаю себе больно? Мне нравится боль? Я люблю страх? Точно ли люблю близких мне людей? Точно ли они любят меня?Хочу ли я чтобы они любили меня? Хочу ли понять весь этот мир?
Единственное в чем я уверена это в том что я хочу изменить мир...Весь мир и всех существ живущих в нем...Или создать свой,но одной делать это очень сложно,мне нужен последователь.
Артем скоро будет рядом,осталось совсем немного,год-два и все наладится...
Полегчало...Почему так много вопросов?



Господи,Мари ты как ребенок,только вопросы у тебя сложнее...Скоро все будет хорошо.
\\\ Dattatreya 16:35:47

Cегодня заснул в 3 ночи. Утром заходил брат, я продолжил спать, но когда он позвонил в дверь, то сверху раз 5-10 ударили по полу над тем местом, где я сплю. Вообще, на этом нужно остановиться поподробнее. Те "глухие удары по полу" которые я описываю - они слышны очень часто, минимум 1-2 раза в минуту. По сути, это какое-то устройство которое дает возможность "смотреть сквозь препятствия". То есть человек с таким устройством, если подойдет к какой-нибудь стене, за которой будет стоять человек, без труда сможет определить точное место, где он стоит. Таких устройств много разных типов - и они были и раньше (еще во времена СССР). Там они использовались для досмотра грузов на границе, но принцип у большинства из них один и тот же - посылается некий сигнал, затем ловится отраженный сигнал и по нему выстраивается изображение. Оно может быть динамичным (режим видео) или статичным (импульсный режим, 1 импульс - 1 снимок).

Когда над тобой стучат по полу, скажем так, это не только слышно, но и ощущается осязанием. что-то вроде вибрации или колебания... сложно обьяснить. Ну... на рок-концертах обычно есть мощные колонки, так вот если привести туда глухого человека, музыку он слышать не будет, но вибрации от звуков поверхностью тела будет ощущать. возможно даже примерный ритм поймет.

Без этих устройств (назовем их условно устройства-локаторы­) не было бы возможно создать эту ситуацию. Слышимость в квартире не настолько хорошая, чтобы соседи сверху могли бы слышать любые передвижения из комнаты в комнату. Тех же соседей снизу я почти не слышу. То есть если ты идешь в другую комнату - то в 100 случаях из 100 через 1-2 минуты ты слышишь над собой те же глухие удары, и затем перетаскивания предметов. После чего наваливается головная боль - и так в режиме 24\7.

Это немного тяжело представить, если ты нормальный человек, которому плевать на своих соседей.
Если бы условно сделать стены дома прозрачными, то можно было бы увидеть, как в квартире снизу человек периодически ходит из комнаты в комнату, а в квартире сверху другой человек, с неким устройством полностью повторяет его перемещения. Ты идешь в другую комнату в 3 часа ночи - и слышишь сверху глухие удары по полу, а затем как перетаскивают что-то тяжелое. Не так сложно, как кажется, учитывая то, что минимум 6-8 часов в сутки человек спит, еще какое-то время сидит за ноутом и т.д. То есть все сводится к нескольким часам днем, но когда ты просто ходишь из комнаты в комнату, то они на время прекращают перетаскивать предметы и ждут, пока ты где-то остановишься.

Отдельно стоит добавить что глухие удары слышны не только в квартире, но и в общем тамбуре. Т.е. ты звонишь в дверь - и пока ты ждешь, сверху прибегает кто-то из них и простукивает пол, проверяя кто пришел. Та же ситуация и когда выходишь из квартиры - если останавливаешься у лифта, то слышишь те же самые глухие удары. Когда мать едет куда-то, то в 99,9% случаев кто-то из них едет вслед за ней. Особенно символично это смотрится ночью, когда большая часть людей (в теории) должна спать...

http://dattatreya.b­eon.ru/0-387-.zhtml#­e1 - предыдущий пост на эту тему.
Позавчера — воскресенье, 18 ноября 2018 г.
флешмобс туса та самая гребучая ворона 13:38:36
любопытно

Закончить школу +
Кого-то поцеловать +
Курить сигареты
Напиться до отключки +
Прокатиться на каждом аттракционе в парке развлечений
Собрать коллекцию чего-то бессмысленного +
Cходить на рок концерт
Помочь кому-либо +
Съездить на рыбалку +
Курить травку
Побывать в автокатастрофе +
Побывать в торнадо
Увидеть как кто-то умирает +
Сходить на похороны
Обжечься +
Пробежать кросс
Пережить развод родителей
Уснуть в слезах, горько плача до этого +
Потратить больше 6000 рублей за день +
Летать на самолете
Изменить кому-либо +
Узнать об измене тебе +
Написать письмо длинной в 10 страниц
Кататься на лыжах +
Кататься на лодке +
Порезаться +
Иметь лучшего друга/подругу +
Потерять любимого человека +
Украсть что-либо из магазина
Попасть в тюрьму
Прогулять школу +
Украсть книги из библиотеки
Побывать в другой стране +
Побывать в психушке
Посмотреть фильмы «Гарри Поттера» +
Вести онлайн дневник +
Выстрелить из пистолета/ружья/т.д­
Играть в казино
Участвовать в школьной пьесе +
Быть уволенным(ой) с работы
Пройти через детектор лжи
Поплавать с дельфинами
Попытаться покончить с жизнью +
Написать стихи +
Прочитать больше 20 книг за год
Побывать в Европе
Безответно любить +
Раскрашивать раскраски в возрасте старше 12 лет +
Ехать на такси +
Увидеть Белый Дом своими глазами
Вести более 5 разговоров онлайн одновременно +
Быть в алкозависимости +?
Участвовать в стрелке
Перенести какие-либо повреждения после драки +
Пользоваться кредиткой +
Покрасить волосы +
Сделать тату
Иметь пирсинг
Знать человека, у которого СПИД
Фоткаться по вебке +
Поджечь что-либо +
Устроить вечеринку, пока предков нет дома +
Спалиться по поводу вечеринки, пока предков не было дома
Бросить парня (девушку) +
Разругаться с родителями +
Выкинуть что-то дорогое(или не очень) из окна +
Купить новую(ые) книгу(и) +
Приобрести вентилятор
Устроить генеральную уборку в квартире +
Поссориться с другом (друзьями) +

Категории: •Жизнь моя, Всякая личная хуета, Рандом
#191. Wei En. 11:30:51


Наверное, пришло время признать, что я не здорова. Пришло время понять
это для себя и признаться в этом. Я не здорова.

Может, я надумываю?

Читала подробнее в интернете. Похоже на невроз и на биполярку одновременно.
У Прелести биполярка, поэтому я знаю, что это такое. У меня не так, как у
нее, однако есть похожие симптомы.

Теперь мне страшно. Я не знаю, что мне делать. Я время от времени смотрю за
тем, как мой любимый человек страдает и ничего с этим не могу поделать. А в
последнюю неделю стало еще хуже.. на меня столько всего свалилось. Кажется,
я не могу выбраться из кошмарного сна. Я уже надеялась забыть каково это,
испытывать это, а тут оно появилось снова.

Прости, дорогой. Я держалась только благодаря тебе.

Мне надо искать психотерапевта, чтобы хотя бы получить диагноз и подтвердить
свои опасения. Но я боюсь, что он пропишет мне лекарства, от которых я
потеряю свою сущность. Боюсь, что он не поймет и не примет меня. Потому что
рассказывать... если рассказывать, то это действительно много всего. Много
слез, которые будут, если я начну поднимать это из себя. Даже сейчас, только
случайно коснувшись этой темы, не могу их сдержать. Мне трудно.

Я боюсь. Но, похоже, откладывать уже не вариант. Он просит заняться собой. Он
просит решить проблему. Он просит.. не задвигать в темный угол, как я делаю это
обычно, а сделать с этим что-нибудь.

Мне страшно.

Я ведь создала этот дневник именно с этой целью. Чтобы мне стало легче, чтобы
хоть где-то я могла выплакать все то, что мешает мне жить. Но оно не стало. Мне
жаль.








Категории: Болезнь, Он, Любимый, Прелесть, Семья, Страхи, Мысли
суббота, 17 ноября 2018 г.
Фильмецы Suzume Mai 16:35:50
 Сходила на "Преступления Гриндевальда". У меня несколько претензий к режиссёрам, но самая главная: вы по что фильм разделили, ироды?! Кхм, крик души, так сказать. Некоторые сцены затянуты, некоторые, наоборот, через чур сумбурны и не до конца раскрыты. И последняя сцена просто добила: на кой ляд они все поперлись в Хог? Ньют, пойдем пить чай, а остальные пусть на мосту постоят?..
показать предыдущие комментарии (7)
17:22:05 бешеный пёc
Ну, понятно. История с Веномом повторяется: критики ворчат, зрители довольны. i81.beon.ru/10/64/3046410/33/128366233/0.png
17:27:00 Suzume Mai
Тут интересный момент: это - завязка истории, и все огрехи и недомолвки могут раскрыть в следующих частях. Это интересно, раз они не смогли уместить всю историю в два часа времени. Начало есть начало, ему простительно быть немного сумбурным. Вот если остальные части скатятся, это будет печально и я...
еще...
Тут интересный момент: это - завязка истории, и все огрехи и недомолвки могут раскрыть в следующих частях. Это интересно, раз они не смогли уместить всю историю в два часа времени. Начало есть начало, ему простительно быть немного сумбурным. Вот если остальные части скатятся, это будет печально и я сильно разочаруюсь(
17:29:14 Suzume Mai
О качестве продукта можно будет судить только по итогам, когда выйдут все части)
17:31:03 Suzume Mai
Кстати, поворот сюжета вызвал в зрительном зале искреннее недоумение и вопросы: "что за бред?", но, надеюсь, дальше все опишут более детально и развернут историю.
пятница, 16 ноября 2018 г.
сиджиай, давай, дерзай CheryJery 14:24:51
Штука в том, что помимо рисовального скила вам придется качать и рисовально-любовный­. Да-да, прокачка любви к рисованию это отдельный скил, и до тех пор пока вы не освоите это, вы так и будете на уровне "завтра, потом". Вы думаете все эти люди с артстейшенов и девиантартов, которые выдают эпик один за другим каждый день 24\7 имеют огромную силу воли и клиническую склонность к мазохизму? Да они просто торчат от рисования! Вы задаете все эти глупые вопросы: что, если не знаешь, что рисовать? что если у тебя низкая самооценка и тебе не нравятся твои работы? а что если то, а что если это. Эти вопросы говорят о том, что вы хотите чего угодно, кроме рисовать. Хотите, чтобы вами восхищались? Или вам кажется, что творческая работа это халява? Не рисуйте. Пожалуйста, нет. Не мучайте себя и не позорьтесь.
Если творческий зуд вас все же не покинул, то после избавления от иллюзий и снятия с себя корон появляются хорошие вопросы. Например, такие:"а как полюбить рисование?" Это ваша точка отсчета. С того самого момента как вы задали себе(или вовне) этот вопрос, дела ваши пойдут, поедут. Итак, как же полюбить рисование? СЮРПРИЗ: начните рисовать. Начните замкнутый круг. Первый оборот будет выглядеть как точка с линией вверх, очень ебучей, как в гору с санями. А затем вы замкнете круг и получите непрерывный поток энергии. Это понятно? Вопрос - точка, линия - ваши по началу натужные дела, которые со временем начнут затягивать вас в бесконечную воронку желания рисовать.
Вот как это работает? Вы садитесь, согбенный и хмурый с бумажкой рисовать...МАМКУ ВАШУ допустим. Вот вы берете карандаш...хотя нет. Вот вы прокрастинируете пол часа, натачивая карандаш до острейшей остроты(которая вам разве что для дырок в фольге пригодилась бы), затем шарите еще минут десять по белому листу в панике:"с чего начать-то?". Наконец совершаете пару боязливых случайных линий. Допустим. Начало положено. Первая линия - тут будет голова, вторая - тут все остальное. А какая голова? Хммм. Как ее, голову, рисовать-то? Мааам! Сними ты уже этот пожухлый полотенчик с голыми бабами! и тут....перед вами возникает
Ага, голова. Похожа на яйцо. Это зацепка! Яйцо это образ, образ связан с бессознательным и вызывает эмоции, а эмоции в свою очередь вызывают поток внимания. Уже немного смешно и немного интересно. Вы пытаетесь что-то сообразить про черты лица и вдруг осознаете, что хоть и видели сию мадам с самых ранних лет, никогда не всматривались так внимательно. Здесь вот небольшая горбинка, это как у хищной птицы. А это - мокрая прядь так художественно улеглась на щеке как раз кстати. Руки, жилистые, широкие, с легкой синевинкой вен, причудливый узор которых верток, сложен, невъебен. Лоб широкий отражает лампы свет и знаний свет, на халате невзначайно складок волны, след котлет. Брови чайками летают, тени приглушенно тают, глаз - сапфир, колено - мрамор, пятн родимых картограмма, хороши сидят бока, а фигура как бокал, ядра - чистый изумруд, слуги белку стерегут...
о, Мадонна...наконец, еле слышно произносите вы, проведя два часа в иступленном чиркании по листу.
Мать давно мирно похрапывает под Малахова "Пусть говорят", а вы кисло морщитесь глядя в набросок.
Но вы знаете - завтра немного будет лучше. И у вас есть желание
I don't even know. Corka Levandovsky 14:20:08
Я, наверное, застрял.
Застрял в детских шортах, из которых не могу вылезти.
Каждое моё действие сопровождается панической дрожью и сотнями мыслей.
Каждый раз кучу всего надумываю и каждый раз разочаровываюсь в результате.
Я, видимо, не могу выкинуть из головы прошлое. Именно негатив.
Я не знаю уже ничего. Живу, по большей части, так, что жить не хочется.
Очень устал от всей этой хуйни.
Но не знаю, как избавиться. Не знаю, могу ли.
четверг, 15 ноября 2018 г.
#ничему жизнь не учит, а Трансформаторная будка . 16:49:32
Дала одногруппнице тетрадь по МДК, чтобы она недостающие темы переписала. Эта с*ка взяла из заболела, а у меня завтра этот предмет. Пиздос, конечно, подарочек. Х*р я ей ещё что-нибудь дам.
Купила наконец-таки мыльцо. Сразу 6 штук за 55 Р. Отдушка просто отвратительна, зато дешево и надолго хватит. Я очень сильно радуюсь <3
Решила на этой неделе ехать домой. Закончу с этими семиклашками, пойду на остановку и махну на 404. Дай бог приедет быстро и не такой забитый, как в прошлый раз. А с Благовещенка до дома на попутке. Аминь.
Во вторник было второе занятие с первашами. Я пыталась научить брать ноту "до" первой октавы. Пыталась изъясняться доступно и надеюсь, что за неделю они научатся ее брать. Вообще начинают с "си", но я ж об этом подумала только когда приехала на занятие. Да пофиг, все равно пришлось бы разучивать. И вообще, это мой первый опыт, ошибки неизбежны!
С третьим классом тоже во вторник занималась. Ниче такие, умненькие ребята, играют, хотя из-за того, что у всех блокфлейта сопрано, звуки сливаются. Предыдущая их учительница учила не так, как я надрючена, поэтому буду перевоспитывать. Надеюсь, у меня все выйдет.
Катька, соседка по комнате, в один день решила свет утром включить: нах*й лампочка взорвалась и у трех комнат свет вырубило. Збс получилось, конечно. В полутьме вчера себе ногти покрывала базой для гель-лака. Теперь они стали крепче и не сломаются. О, нарастила один ноготь с помощью безворсовой салфетки; та ещё дрянь вышла, но на ноготь очень похоже и получилось для второго раза вполне себе неплохо. Теперь надумываю купить трафареты и гель для наращивания и попробовать на ком-нибудь поэкспериментироват­ь. Был бы кто знакомый, я бы с радостью, но в общажке люблю только своих группашей, а нам нельзя с длинными ногтями ходить, эх. Но Зорена уже забила место после экзаменов, чтобы на каникулах с длинными ногтями походить, хехе.
Вчера отнесла в ремонт мамин телефон. Экран поменяли, всё работает. Заказала на него новое стекло, шоб телефон долговечнее был. Вообще была идея его продать и новый заказать, чутка бабосов подкинув, но я об этом маме не говорила. Надо будет этот вопрос обсудить.
В Гостином Дворе открылся магазинчик с мимимишными вещичками. Там есть игрушка Тоторо, но я очень хочу мягкого Нянко-сенсея( На Али заказать - денег нет, и я хочу прям большого, как подушку. Парень, любовь моя щедрая, найдись и купи мне его!
Ох, мне сегодня подфартило. Дз по сольфеджио не сделала, а "пять" за срез получила .D Почаще бы так проносило.
Такая пи*деловка началась на паре сольфеджио между группашкой и кураторшей. Ор выше гор стоял просто. А всё из-за чего? Из-за того, что группашка не пришла вчера зачет сдавать, и начала хамить этой старухе. Млять, короче, и поржали, и побоялись, и ох*ели от жизни.
А в остальном всё так же: хочу любви, денег и каникулы.


Категории: Учёба, Хочу, Радости
хх DADDY LONG LEGS в сообществе ОВОЩЕБАЗА на память 14:20:57

в семье не без мутанта

­­


Категории: Фисташ, Вел, Рип
16:24:42 фисташикум
лю твои эпиги даже если не твои все равно лю
16:32:31 DADDY LONG LEGS
:^)­
18:26:31 enervatе
ой :3
Полукровки на Венере Мама Азия в сообществе Вечность 10:46:05
Влажная сонная атмосфера всколыхнулась и с воем уступила насилию.
Обширное плато трижды содрогнулось, когда массивные яйцевидные снаряды, пришедшие из глубокого космоса, соприкоснулись с ним.
Грохот посадки, отразившись от гор, вздымавшихся на одном краю плато, эхом докатился до буйных зарослей на другом; и снова все погрузилось в молчание.
Один за другим с лязгом открылись три люка; нерешительно, поодиночке стали появляться человеческие фигуры.
Сперва настороженно, потом с нетерпением и ликованием люди делали первые шаги в новом мире, пока пространство вокруг кораблей не оказалось заполнено их толпой.
Тысяча пар глаз жадно всматривались в окружающее, тысяча ртов возбужденно переговаривались.
И тысяча белоснежных хохолков футовой высоты грациозно зашевелилась на ветру чужого мира.
Твини высадились на Венере.
Подробнее…Макс Скэнлон устало вздохнул:
- Вот мы и добрались! - Он отвернулся от иллюминатора и тяжело опустился в кресло. - Они счастливы как дети... и я не могу осуждать их за это. Мы вступили в новый мир - мир, который целиком принадлежит нам одним - и это великое событие. Но это только начало, и впереди у нас трудные дни. Я почти испуган. Этот проект так хорошо начался, но как же тяжело будет довести его до конца...
Ласковая рука легко коснулась его плеча, и он крепко сжал ее, улыбнувшись голубым глазам, вопросительно и нежно смотревшим на него.
- Скажи, Мэдлин, а ты не боишься?
- Вот уж нет! - восторженность ее тут же сменилась печалью. - Вот только... если бы отец был с нами! Ты... Ты же знаешь, он значит для нас гораздо больше, чем для остальных. Мы... Мы были первыми, кого он взял под свое крыло, помнишь?
Они смолкли, погрузясь в воспоминания. Макс вздохнул:
- Помню его в тот день, сорок лет назад... поношенный костюм, трубка, все прочее. Он пригласил меня в гости. Меня, презренного полукровку. И... и он нашел мне тебя, Мэдлин!
- Я помню, - на глазах у нее навернулись слезы. - Но ведь он остался с нами, Макс, и всегда с нами будет... здесь, и вот здесь.
Ее рука прикоснулась сперва к собственной груди, потом к груди Макса.
- Эй, папа, лови ее, лови!
Макс обернулся на голос старшего сына как раз вовремя, чтоб успеть подхватить стремительно несшийся к нему комочек трепыхающихся рук и ног. Он поставил девчушку перед собой и с серьезной миной спросил:
- Отдать тебя назад папе, Элиза? Он тебя зовет.
Малышка восторженно затопотала ножками.
- Нет, нет! Я хочу с тобой, дедуля! Я хочу, чтобы ты посадил меня на плечи, а потом и я, и ты, и бабуля пошли бы гулять по этим красивым местам!
Макс повернулся к сыну, суровым жестом указывая на дверь:
- Убирайся быстрее, никудышный отец. Пусть старый дед расплачивается за тебя и на этот раз.
Артур улыбнулся.
- Только внимательно присматривай за ней, ради всего святого. Едва она выбралась из ракеты, нам с женой пришлось устроить на нее настоящую охоту. Мы держали ее за воротник, чтобы не убежала в лес. Разве не так, Элиза?
Услышав это, Элиза неожиданно вспомнила о давней обиде.
- Дедуля, скажи ему, что мне хочется поглядеть на эти маленькие деревца. А то он меня не пускает, - она выскользнула из рук Макса и побежала к иллюминатору. - Ты только посмотри туда, дедуля, только посмотри! И там деревья, и там! И совсем снаружи не темно. Мне так не нравится, когда снаружи темно, а тебе?
Макс подался вперед и ласково взъерошил мягкий белый хохолок девчушки. - Да, Элиза, мне тоже не нравится, когда там темно. Но и тогда была не совсем полная тьма, а отныне никакой тьмы вообще не будет. А теперь лети к бабушке. Она специально для тебя придумает какое-нибудь пирожное. Так что вперед - и бегом!
Он с улыбкой проследил за удаляющимися фигурами жены и внучки, но когда он повернулся к сыну, глаза его вновь стали серьезными.
- Итак, Артур?
- Да, папа!
- Нельзя терять время, сынок. Мы должны немедленно приступить к строительству. Подземному строительству.
- Подземному? - Артур отшатнулся, и на лице его появилось испуганное выражение.
- Раньше я молчал, но это вопрос жизни. Любой ценой мы должны исчезнуть из поля зрения Системы. На Венере тоже есть земляне... чистокровные. Правда, их немного, но от этого они не изменились. И они не должны нас обнаружить - по крайней мере, до тех пор, пока мы не подготовимся ко всему, что может нас ожидать. А на это потребуются годы.
- Но подземные жилища, отец! Жить, как кроты, вдали от воздуха и света! Нет, мне это не по душе.
- Какая чушь! Не стоит излишне драматизировать. Жить мы будем на поверхности. Но энергостанции, запасы пищи и воды, лаборатории - все должно находится под землей и быть неуязвимым. - Старый твини раздраженно отмахнулся от этой темы. - Забудь об этом до поры, до времени. Я хочу поговорить кое о чем другом, о чем мы уже однажды спорили.
Глаза Артура застыли, уставившись в потолок. Макс поднялся и опустил руку на мускулистые плечи сына.
- Мне уже шестьдесят, Артур. И сколько я еще протяну, не знаю. В любом случае, лучшие годы уже прошли, так что будет разумнее, если я передам руководство более молодому, более энергичному человеку.
- Все это сентиментальная болтовня, отец, и ты это знаешь. Среди нас нет никого, достойного припасть к твоим сандалиям, и никто даже секунды не станет слушать никаких планов о назначении преемника, пока ты жив.
- Я не собираюсь просить их слушать меня. Это ни к чему... новым вождем станешь ты.
Молодой человек отрицательно покачал головой.
- Ты не можешь заставить меня сделать это против воли.
Макс досадливо улыбнулся.
- Боюсь, ты увиливаешь от ответственности, сынок. И обрекаешь своего бедного старого отца на тяжкий труд, на ношу, которую он со своими скудными силами уже не в силах нести.
- Отец! - последовало неуверенное возражение. - Но ведь это же не так. Ты же так не думаешь. Ты...
- Попробуй опровергнуть. Посмотри-ка на это следующим образом. Нашей расе необходимо активное руководство, обеспечить которое я не способен. Я всегда буду рядом, чтобы дать совет, - пока я жив; но с этих пор инициатива должна исходить от тебя.
Артур нахмурился, с трудом подбирая слова:
- Хорошо, раз ты так ставишь вопрос. Я беру на себя должность фельдмаршала. Но помни, что верховный главнокомандующий - ты.
- Отлично! Теперь давай-ка отметим это событие, - Макс открыл шкаф, достал из него коробку и украдкой извлек из нее пару сигарет. Потом вздохнул. - Запасы табака почти исчерпаны, а нового не будет, пока мы не вырастим свой, но... покурим в честь нового руководителя.
Голубой дым клубами поплыл вверх. Сквозь его завесу Макс взглянул на сына.
- А где Генри?
- Понятия не имею, - усмехнулся Артур. - Я не видел его с момента посадки. Но зато я могу сказать, с кем он.
- Мне это тоже известно.
- Пока светит солнце, с детьми всегда будут хлопоты. Думаю, пройдет не так уж много лет, отец, и ты сможешь баловать вторую партию внучат.
- Если они будут такими же славными, как первые трое, то я согласен. Надеюсь дожить до этого дня.
Отец и сын нежно улыбнулись друг другу и молча прислушались к приглушенным звукам счастливого смеха сотен твини, доносившимся снаружи.
* * *
Генри Скэнлон склонил голову набок и поднял руку, требуя тишины.
- Слышишь звук бегущих волн, Айрин?
Девушка, стоявшая рядом, кивнула:
- Где-то там.
- Пойдем посмотрим. В той стороне перед самой посадкой блеснула река. Может, это она и есть.
- Наверное, но нам следовало бы вернуться назад, к кораблям.
- Чего ради? - Генри остановился, удивленно взглянув на нее. - Мне казалось, ты будешь рада размять ноги после многих недель, проведенных на борту.
- Ну, там может быть опасно.
- Только не здесь, на возвышенностях, Айрин. Венерианские плато - это, практически вторая Земля. Сама можешь убедиться, что это лес, а не джунгли. Даже если бы мы находились в прибрежных районах... - он резко замолчал, точно вспомнив о чем-то. - К тому же, что тебе бояться? - И он похлопал по висящему у бедра тониту.
Айрин подавила невольную улыбку и бросила лукавый взгляд на своего хвастливого спутника.
- Я прекрасно знаю, что ты со мной. Но в том-то и опасность
- Очень мило... - Генри нахмурился. - И это награда за мое хорошее поведение...
Он побрел дальше, печально размышляя о чем-то своем, потом жестом указал на деревья:
- Они напомнили мне, что завтра день рождения Дафны. Я обещал ей подарок.
- Подари ей корсет, - последовал быстрый ответ. - Этой толстухе!
- Кто толстуха? Дафна? Хм-м... я бы так не сказал, - он тщательно обдумывал ответ, испытующе поглядывая на спутницу. - Нет, я бы скорее определил ее... как бы точнее выразится... как "очаровательную пышку". От нее так и пышет уютом.
- Она толстуха, - не столько сказала, сколько прошипела Айрин, и ее личико исказилось от ревности, - и глаза у нее зеленые!
Девушка проскользнула вперед и пошла, вздернув подбородок, прекрасно сознавая, что фигура у нее грациозная.
Генри ускорил шаг и догнал ее.
- Я, конечно, всегда предпочту тощую девицу.
Айрин повернулась к нему, стиснув маленькие кулачки.
- Я не тощая, ясно тебе, нелепая, глупая обезьяна!
- Но, Айрин, почему ты решила, что это я про тебя? - голос его звучал серьезно, но глаза смеялись.
Девушка покраснела до ушей и отвернулась, нижняя губа у нее подрагивала. В глазах Генри мелькнуло беспокойство. Он осторожно погладил ее по плечу.
- Сердишься, Айрин?
Улыбка, внезапно озарившая лицо девушки, была словно бриллиант в оправе серебристого сияния ее волос.
- Нет, - просто ответила она.
Их глаза встретились, и на мгновение Генри растерялся... А когда понял, что произошло, было уже поздно; неожиданный поворот, мягкий смешок - и Айрин вновь обрела свободу.
Дойдя до просвета меж деревьями, она воскликнула:
- Смотри, озеро!
И бросилась вперед. Генри проводил ее хмурым взглядом, бормоча что-то себе под нос, потом помчался следом.
Пейзаж походил на земной. Поток, проложивший свой извилистый путь между группами тонкоствольных деревьев, впадал в спокойное озеро, достигавшее несколько миль в ширину. Задумчивое спокойствие лишь подчеркивалось приглушенным хлопаньем крыльев летучих ящеров, гнездившихся в кронах.
Двое твини - юноша и девушка - застыли на краю леса и упивались красотой открывшегося зрелища.
Неподалеку послышался негромкий всплеск. Айрин вздрогнула от неожиданности.
- Что случилось?
- Н-ничего. По-моему, что-то движется в воде.
- Ну ты и выдумщица, Айрин!
- Нет, я что-то видела. Оно появилось и... о, господи, Генри, не сжимай меня так сильно...
Она чуть не упала, когда Генри неожиданно оттолкнул ее прочь и схватился за тонит. И тут же прямо перед ними из воды высунулась мокрая зеленая голова и уставилась на них широко расставленными, удивленно выпученными глазами. Широкий безгубый рот раскрылся и быстро закрылся, не издав ни звука.
* * *
Сцепив руки на затылке Макс Скэнлон задумчиво обозревал суровые предгорья.
- Значит, вот что ты надумал?
- Именно, отец, - с энтузиазмом настаивал Артур. - Если мы укроемся под этими толщами гранита, никто нас не сыщет. С нашими неограниченными запасами энергии потребуется не больше двух месяцев, чтобы выплавить просторную пещеру.
- Хм-м! Это потребует осторожности!
- Все предусмотрено!
- Но ведь горные районы - районы землетрясений.
- Мы изготовим достаточное количество статис-излучателей, чтобы утихомирить недра Венеры.
- Статис-излучатели поглощают прорву энергии, любая авария на энергостанции может означать наш конец.
- Мы построим пять автономных энергоцентров - для пущей надежности. Все пять одновременно выйти из строя не могут.
Старый твин улыбнулся.
- Отлично, сынок. Вижу, ты взялся за работу, засучив рукава. Так держать! Пусть будет, как ты решил - но помни, за все отвечать тебе.
- Порядок! А теперь вернемся к кораблям.
Они пустились в обратный путь, осторожно выбирая дорогу на каменистом склоне.
- Знаешь, Артур, - заметил Макс, неожиданно остановившись. - Я все размышляю об этих статис-лучах...
- Да? - Артур подал ему руку, помогая спускаться.
- Мне пришла в голову одна идея, что если сделать их двумерными и изогнуть в пространство? Можно получить великолепную защиту, способную существовать, пока не иссякнет энергия - статис-поле.
- Для этого потребуются четырехмерные лучи, отец... о таких вещах приятно размышлять, но они неосуществимы.
- Ты полагаешь? Тогда послушай...
Но что именно следовало выслушать Артуру, так и осталось невысказанным - по крайней мере, в тот день. Пронзительный крик, раздавшийся впереди, заставил обоих твини поднять головы. Прямо на них несся Генри Скэнлон. За ним еле поспевала Айрин.
- Слушай, пап, я чертовски вовремя встретил тебя. Где ты был?
- Тут неподалеку, сынок. А где ты пропадал?
- А-а, тоже неподалеку. Послушай, пап. Помнишь, ты рассказывал про амфибий, что населяют высокогорные озера Венеры? Так вот мы с Айрин обнаружили целую колонию этих существ.
Айрин остановилась, переводя дыхание и энергично кивая.
- Они такие миленькие, мистер Скэнлон. И все - зеленые. - Она смешно наморщила носик.
Артур обменялся с отцом недоверчивым взглядом и пожал плечами.
- Вы уверены, что видели их? Я ведь помню, Генри, как ты заметил в пространстве метеор, и напугал всех до смерти. А потом выяснилось, что это было твое собственное отражение в стекле иллюминатора.
Генри, болезненно перенеся смешок Айрин, воинственно выпятил челюсть.
- По-моему, Арт, ты напрашиваешься на неприятности. Я уже достаточно взрослый, чтобы тебе их обеспечить.
- Ну-ка успокойтесь оба, - приказал старший Скэнлон. - Артур, ты бы лучше научился уважать хорошие манеры младшего брата. Так вот, Генри, имел в виду, что эти амфибии пугливы, как кролики. Никому еще не удавалось больше, чем мельком их увидеть.
- Пусть так, но мы нашли множество особей. Полагаю, они очарованы Айрин. Никто не может устоять перед ней.
- Уж мы-то знаем, кто не может, - громко рассмеялся Артур.
Генри напрягся, но отец встал между братьями.
- Прекратите-ка. Лучше пойдем и взглянем на этих амфибий.
* * *
- Поразительно, - воскликнул Макс Скэнлон. - Надо же, они дружелюбны, как дети. Ничего не понимаю!
Артур покачал головой.
- Я тоже, отец. За пятьдесят лет ни одному исследователю не удалось даже разглядеть их как следует. А тут их... словно мух.
Генри швырнул камешек в озеро.
- Эй, смотрите, смотрите.
Камешек описал высокую дугу, и не успел он плюхнуться в воду, как шесть зеленых тел разом перекувырнулись и скрылись под водой. Тут же одна из амфибий вынырнула, и камешек упал возле ног Генри.
Теперь амфибии подплыли совсем близко, количество их увеличивалось. Они собрались здесь со всего озера, лупоглазо таращась на твини. Безгубые пасти непрерывно открывались и закрывались в странном нечетком ритме.
- Мне кажется, они разговаривают, мистер Скэнлон, - заявила Айрин.
- Вполне возможно, - задумчиво согласился старый твини. - Их черепные коробки достаточно велики, чтобы вместить значительный мозг. Если их голосовые связки и уши настроены на звуковые колебания более низкие или высокие, чем человеческие, то мы не можем их услышать - это хорошо объясняет их немоту.
- Наверное, они так же деловито обсуждают нас, как и мы их, - заметил Артур.
- Конечно. И удивляются, что это за игра природы, - добавила Айрин.
Генри ничего не сказал. Он осторожно подошел к берегу озера. Группа амфибий неподалеку озабоченно нацелилась на него глазами; одна-две отделились от остальных и уплыли.
Но ближайшая особь осталась на месте. Ее широкий рот плотно сжался, глаза насторожились - но она не шевельнулась.
Генри остановился, заколебавшись, затем протянул вперед руку.
- Привет, Фиб!
"Фиб" уставился на протянутую ладонь. Очень осторожно его рука, с перепонками между пальцев, протянулась вперед и коснулась пальцев твини, тут же резко отдернувшись; пасть фиба заходила от беззвучного возбуждения.
- Острожно, - раздался позади голос Макса. - Так ты отпугнешь его. Их кожа ужасно чувствительна, сухие предметы могут раздражать ее. Обмакни руку в воду.
Генри немедленно последовал совету. Фиб напряг мышцы, готовый пуститься наутек при малейшем неосторожном движении, но все обошлось.
Вновь протянулась рука твини, на этот раз покрытая каплями.
Долго ничего не происходило, словно фибы обсуждали про себя дальнейший ход событий. А затем, после двух неудачных попыток и поспешных отступлений, руки вновь соприкоснулись.
- Ай да Фиб! - произнес Генри и сжал зеленую ладонь.
В первое мгновение лапа ящера, дернулась, стремясь высвободиться, а затем - Генри ощутил сильное ответное пожатие, такое долгое, что рука у него занемела. Очевидно, одобренные примером первого Фиба, его соплеменники подобрались поближе; к твини протянулось множество рук.
Остальные тоже спустились к воде и теперь обменивалась рукопожатиями с амфибиями.
- Вот что странно, - заметила Айрин, - каждый раз, когда я с ними соприкасаюсь, я начинаю думать о волосах.
Макс повернулся к ней.
- О волосах?
- Да, о наших волосах. У меня в голове возникает картинка - длинные белые волосы, поблескивающие на солнце.
Ее рука инстинктивно поднялась к собственным мягким локонам.
- Слушай-ка, - неожиданно вмешался Генри. - Я это тоже подметил. Это появляется у меня только тогда, когда я касаюсь их ладоней.
- А ты, Артур? - поинтересовался Макс.
Артур только кивнул, приподняв брови. Макс улыбнулся и шлепнул кулаком по ладони.
- Ну что ж, примитивный вид телепатии - слишком слабый, чтобы ощущаться без физического контакта, и даже даже тогда пригодный лишь для передачи некоторых простых образов.
- Но почему волосы, отец? - спросил Артур.
- Может быть, наши волосы заинтересовали их в первую очередь. Они никогда не видели ничего подобного и... и... ладно, кто из нас в силах объяснить их психологию?
Он неожиданно присел на корточки и смочил водой свой длинный хохолок. Вода вспенилась, когда фибы, взметнув зеленые тела, придвинулись ближе. Зеленая лапка осторожно скользнула по тугому белому хохолку. Движение сопровождалось взволнованной, хотя и не слышной болтовней. Отпихивая друг друга, стараясь занять место поудобнее, фибы боролись за привилегию прикоснуться к волосам, пока Макса, совсем выдохшегося, не поставили на ноги силой.
- Теперь они, скорее всего, наши друзья на всю жизнь, - заметил он. - Очаровательная и эксцентричная порода животных.
Именно Айрин заметила группу фибов в сотне ярдов от берега. Они спокойно плавали, не делая попыток приблизиться.
- А они почему не плывут сюда? - спросила она.
Она повернулась к ближайшему фибу и ткнула в его сторону пальцем, делая энергичные, но не слишком вразумительные жесты. Однако в ответ получила только недоумевающие взгляды.
- Это делается не так, Айрин, - ласково подсказал Макс. Он протянул руку, пожал лапу одного из фибов и на мгновение неподвижно застыл. Потом разжал руки, фиб скользнул в воду и исчез. Немного погодя бездельничающие фибы неторопливо направились к берегу.
- Как вам это удается? - воскликнула Айрин.
- Телепатия! Я крепко сжал ему лапу и представил в голове картинку; изолированная группа фибов, и длинная рука, протянувшаяся над водой, чтобы коснуться их, - он добродушно улыбнулся. - Они весьма сообразительны, иначе не поняли бы меня так быстро.
- Так это же самки! - воскликнул Артур, задохнувшись от изумления. - И, клянусь всем святым - они кормят детенышей грудью!
Вновь прибывшие отличались большей стройностью и более светлой окраской. Они осторожно приблизились, подталкиваемые самцами посмелее, и застенчиво протянули вперед лапы в знак приветствия.
- Ой-ой, - в восторге воскликнула Айрин. - Вы только посмотрите!
Она присела на корточки и протянула руку к ближайшей самочке. Остальные твини наблюдали за ней в зачарованном молчании. Занервничав, самочка еще теснее прижала к груди маленькое существо.
Но руки Айрин сделали несколько просящих жестов.
- Пожалуйста, пожалуйста. Он такой славненький. Я не сделаю ему больно.
Сомнительно, чтобы мамаша-фибия поняла что-нибудь, но со внезапной решимостью она подняла маленький зеленый комочек и вложила его в ждущие руки.
Айрин тихо взвизгнула от восторга. Крохотные перепончатые ножки беспорядочно болтались, круглые испуганные глазки уставились на нее. Три другие самочки придвинулись поближе и с любопытством наблюдали.
- Ах ты наша драгоценная крошка! Вы только посмотрите, какой у нас маленький славненький ротик! Хочешь подержать его, Генри?
Генри отшатнулся, словно обжегшись.
- Ни за что в жизни! Да я просто уроню его!
- Ты видишь какие-нибудь мысленные изображения, Айрин? - задумчиво спросил Макс.
Айрин задумалась, хмурясь от напряжения.
- Н-нет. Наверное, он еще слишком маленький, чтобы... Ой... да! Он... он, - девушка рассмеялась. - Он хочет есть!
Она вернула малыша матери. Маленький фибик повернул крохотную зеленую головку и еще раз вытаращился на существо, только что державшее его на руках.
- Дружелюбные создания, - произнес Макс, - и сообразительные. Пусть забирают себе реки и озера. Мы довольствуемся сушей и не станем им мешать.
* * *
Одинокий твини стоял на хребте Скэнлона, его полевой бинокль был нацелен на Водораздел, расположенный в десяти милях дальше, на холмах. Минут пять твини не шевелился, словно бдительная статуя, высеченная из того же камня, что и окрестные горы.
Потом бинокль сместился ниже, и лицо твини побледнело. Он поспешил вниз по склону к охраняемому, тщательно замаскированному входу в Венустаун.
Он проскочил мимо охранников, не сказав им ни слова, и спустился на нижние уровни, где кипела работа по расширению пещеры.
Артур Скэнлон поднял голову и с внезапным предчувствием катастрофы махнул рукой, останавливая работу, останавливая работу дезинтеграторов.
- Что случилось, Соррелл?
Твини подался вперед и прошептал на ухо Артуру одно единственное слово.
- Где? - голос Артура прозвучал отрывисто и хрипло.
- По ту сторону хребта. Теперь они двигаются через Водораздел в нашу сторону. Я заметил сверкание металла на солнце и... - он выразительно подбросил бинокль.
- Господь всемогущий! - Артур смущенно потер лоб и повернулся к озадаченно наблюдавшим за ним от пульта управления дезинтегратором твини. - Продолжайте как намечено! Ничего не менять!
Донельзя озабоченный, он поспешно направился к лифту, отдавая короткие приказы:
- Немедленно утроить охрану! Никому, кроме меня и моих помощников, не выходить из пещеры без особого распоряжения. Выслать гонцов, чтобы вернули всех, кто работает снаружи. Воздержаться от излишнего шума!
По главному проходу он направился к резиденции отца.
Макс Скэнлон оторвался от своих расчетов, морщины на лбу медленно разгладились.
- Здравствуй, сын. Что-то случилось? Опять прочные пласты?
- Нет, кое-что похуже, - Артур тщательно прикрыл за собой дверь и произнес, понизив голос: - Земляне!
- Переселенцы?
- Похоже. Соорел сказал, что видел среди них детей и женщин. Их всего несколько сот, есть оборудование для стоянок... и они движутся в нашем направлении.
Макс простонал.
- Вот уж не везет, так не везет. В их распоряжении все обширные земли Венеры, а они выбрали себе именно эту долину. Пойдем, надо взглянуть на них собственными глазами.
* * *
Они перевалили через Водораздел длинной, извилистой колонной. Грубые пионеры, их забитые, изможденные работой жены, беззаботные, малограмотные, скверно воспитанные дети. Приземистые вместительные "венерианские фургоны" неуклюже подскакивали на ухабах.
Вожаки оглядели открывшуюся долину. Один из них заговорил резко, отрывисто, заглатывая слова:
- Почти добрались, Джем. В предгорье можно передохнуть.
Второй неторопливо добавил с тяжелым вздохом:
- Там дальше, пойдут хорошие, урожайные земли. Можно будет заложить фермы. Этот месяц дался нам нелегко, - медленно выговорил он. - Я рад, что все близится к концу!
* * *
А с горного хребта впереди - последнего хребта перед долиной - отец и сын Скэнлоны, незаметные крапинки на таком расстоянии, с тяжелыми сердцами наблюдали за пришельцами.
- Единственное событие, к которому мы не были подготовлены - именно это и случилось!
Артур заговорил неторопливо и спокойно.
- Их немного, и они не вооружены. Мы можем запросто отогнать их отсюда. - И с внезапной яростью произнес: - Венера - наша!
- Да, мы сможем изгнать их. Но они вернутся - уже вооруженные и в гораздо большем количестве. А мы не в состоянии бороться со всей Землей.
Молодой человек в отчаянии прикусил губу:
- Никогда, - твердо сказал Макс, его усталые глаза вспыхнули. - Мы не должны начинать со схватки. Если мы станем убивать, нам нечего ожидать милости от Земли. Так мы ничего не добьемся.
- Но отец, что нам еще остается? Мы вообще не можем рассчитывать на землян. Если нас обнаружат... если они хотя бы заподозрят наше присутствие, то все усилия окажутся напрасными, мы проиграем с самого начала.
- Знаю, знаю.
- Мы уже ничего не можем изменить, - продолжал пылко Артур. - Мы потратили месяцы на строительство Венустауна. Разве можно теперь начинать все заново?
- Нет, - бесстрастно согласился Макс. - Стоит нам попытаться тронуться с места, и нас мигом обнаружат. Мы разве что...
- ...Можем затаиться, как кроты, - подхватил Артур, - вот и все. Загнанные ублюдки! Так?
- Можешь к этому относится, как тебе нравится, но мы обязаны спрятаться, Артур. Обязаны затаиться.
- Пока?
- Пока я... или мы... не завершим работу над искривляющимся двухкратным статис-лучом. Снабженные непреодолимой защитой, мы сможем спокойно объявиться. На это могут уйти годы, но может потребуется и одна неделя. Я не знаю.
- И каждый день мы будем трепетать от опасности быть обнаруженными. Каждый день ожидать, что вот-вот вторгнется в наш город орда чистокровных и выкурит нас наружу. Нам придется трястись от страха день за днем, неделю за неделей, месяц за месяцем.
- Но мы с этим справимся, сынок, - губы Макса плотно сжались, глаза стали льдисто-голубыми.
Они медленно двинулись в сторону Венустауна.
* * *
Работы под землей стихли, все внимание было обращено на верхний этаж и на замаскированные выходы. Там снаружи, были воздух, солнце, трава, леса и земляне.
Они обосновались в нескольких милях вверх по реке. Уже появились их примитивные домишки. Начали расчищаться площади под посевы. Размечались первые фермы. Колония организовывалась.
А в недрах Венеры одиннадцать сотен твини оборудовали себе новые жилища и ждали, когда старый Скэнлон доведет до конца свои расчеты.
* * *
Айрин сидела на каменном выступе, глядя перед собой туда, где серый свет свидетельствовал о наличии открытого входа, и предавалась невеселым размышлениям. Ее изящные ножки грациозно покачивались взад-вперед, и сидящий рядом Генри Скэнлон безнадежно старался придать себе вид безмятежного зеваки.
- Знаешь, о чем я подумала, Генри?
- О чем?
- Готова поспорить, что фибы могут нам помочь.
- В чем, Айрин?
- Помочь нам отделаться от землян.
Генри детально обдумал услышанное.
- И что тебя заставляет так думать?
- Ну, они такие умненькие... гораздо умнее, чем мы считали. К тому же их мышление своеобразно. Вместе они что-нибудь сообразят... я это просто чувствую. Тебе этого не понять, Генри, - отмахнулась она.
Генри стерпел.
- Я... я думаю, у тебя появилось что-то вроде неустойчивой связи... ну, силовые волны телепатического рода.
Айрин поглядела вниз с пугающей трехфутовой высоты.
- В твоих словах что-то есть...
Генри усмотрел в ее тоне намек и повел себя соответственно. На минуту воцарилось молчание, а потом Генри в очередной раз предался размышлениям о том, на самом ли деле Айрин охладела к нему. Но прежде, чем юный твини сумел окончательно убедиться в этом, девушка заявила:
- А сказать я хотела, Генри, всего-навсего вот что. Почему бы нам не выбраться наружу и не повидаться с фибами?
- Отец оторвет мне голову, если я что-нибудь такое выкину.
- Это будет довольно забавно.
- Возможно, но неприятно. Мы не можем рисковать; вдруг нас кто-то заметит. - Айрин благоразумно пожала плечами:
- Хорошо, раз ты боишься, не будем больше говорить об этом.
Генри, залившись краской, вскочил. Теперь он оказался на самом краю выступа.
- Кто боится? Когда ты собираешься идти?
- Прямо сейчас, Генри. Сию минуту. - Ее щеки зардели от энтузиазма.
- Отлично! Двинулись!
Он быстрым шагом устремился вперед, увлекая ее за собой... Но тут же ему в голову пришло соображение, заставившее остановиться.
Он свирепо повернулся к Айрин.
- Сейчас я покажу тебе, как я боюсь.
Его руки обхватили ее, и слабый удивленный возглас был эффективно заглушен.
- Господи, - прошептала Айрин, когда снова оказалась в состоянии заговорить. - Какая невероятная грубость!
- Верно. Так я же известный грубиян, - ответил Генри и, чуть помолчав добавил: - А теперь пошли к твоим фибам, и не забудь мне напомнить, когда я стану президентом, чтобы я поставил памятник тому парню, что изобрел поцелуй.
Вверх по прорезанному в скале коридору, мимо охранников, через тщательно замаскированный проход - они выбрались на поверхность.
Дымные костры в южной части горизонта являлись зловещим доказательством присутствия человека. Ни на минуту не переставая об этом думать двое молодых твини проскользнули через лес к озеру фибов.
Возможно, фибы каким-то внутренним чутьем ощутили присутствие друзей - утверждать этого парочка не могла - но стоило твини приблизиться к берегу, как плывущие им навстречу под водой темно-зеленые пятна указали на появление этих созданий.
Голова с широко расставленными, выпученными глазами выскочила наружу, а секундой позже раскачивающиеся лягушачьи морды уже усеяли поверхность озера.
Генри смочил руку и дружелюбно коснулся протянутой ему лапы.
- Привет, фиб.
Огромная пасть распахнулась в беззвучном ответе.
- Спроси его про землян, Генри, - поторопила Айрин.
- Погоди, - Генри нетерпеливо отмахнулся. - На это потребуется время. Постараюсь сделать все наилучшим образом.
На две томительно долгие минуты человек и фиб застыли в неподвижности, вглядываясь друг другу в глаза. Потом фиб резко рванулся в сторону и нырнул; и словно повинуясь неслышимой команде, остальные озерные обитатели также исчезли с поверхности, оставив твини в одиночестве.
Какое-то время Айрин растерянно глядела им вслед.
- Что случилось?
- Не знаю, - Генри пожал плечами. - Я представил себе землянина, и, похоже, фиб знает, про кого я думал. Затем я вообразил землян, воюющих с нами и убивающих нас... В ответ фиб представил множество твини и совсем немного людей - и другое сражение, в котором мы их перебили. Я подхватил его картину и показал новое нашествие землян, только их стало больше, как они приходят орда за ордой, как они убивают нас... И тогда...
Но девушка зажала уши руками.
- Боже мой! Не удивительно, что несчастное создание ничего не поняло. Как еще он не свихнулся окончательно!
- Я старался, как мог, - хмуро ответил Генри. - В конце концов, это была твоя распрекрасная идея.
Айрин лишь фыркнула, ничего не успев ответить, как озеро вновь наполнилось фибами, причем их стало значительно больше.
- Они возвращаются, - негромко произнесла она.
Первый фиб протянул лапу Генри, в то время, как другие столпились вокруг. Наступило долгое молчание. Айрин забеспокоилась.
- Ну? - не выдержала она наконец.
- Помолчи, пожалуйста. Я еще не все понял. Что-то насчет крупных животных - каких-то чудовищ... - его голос оборвался, меж бровей от болезненной сосредоточенности залегла глубокая складка.
Потом он закивал - сперва как бы машинально, затем все энергичнее.
- Я все понял... И это прекрасное решение. С помощью фибов мы можем спасти Венустаун, Айрин, - если ты согласно завтра отправиться со мной в Низины. Надо только взять пару тонитов и пищевые концентраты, а там, если мы двинемся по течению реки, у нас уйдет не больше двух-трех дней в один конец и столько же на обратный путь. Что ты на это скажешь?
Юность не склонна к длительным размышлениям. Колебания Айрин были чистым кокетством.
- Что ж... может быть, мы и не вернемся, но... но я иду... с тобой.
На последжнем слове было сделано едва заметное ударение.
Через десять секунд они уже двигались назад к Венустауну, и Генри предавался размышлениям о том, что, если уж браться за дело с размахом, то не лучше ли будет воздвигнуть сразу два памятника парню, изобретшему поцелуй.
* * *
Мерцающие оранжево-красные языки пламени переливались багровыми отблесками на пышном хохолке Генри, отбрасывали пляшущие тени на его нахмуренное лицо. В Низинах было душно, о костра жара становилась еще мучительнее, но Генри придвинулся к Айрин, спавшей по ту сторону. Обильная фауна венерианских джунглей уважала огонь, и потому костер означал здесь безопасность.
Они находились уже в трех днях пути от плато. Ручей превратился в теплую, неторопливую реку, покрытую вдоль берегов зеленой пеной водорослей. Уютные леса возвышенностей сменились здесь переплетающейся, извивающейся растительностью джунглей. Лесное многоголосье разрослось до мощного крещендо. Воздух становился все теплее и влажнее, почва - болотистой, окружающее - фантастичнее.
Но реальная опасность им пока не грозила - в этом Генри был убежден. Ядовитые формы жизни на Венере были не известны, что же касается толстокожих монстров - повелителей джунглей - то огонь ночью, и близость фибов днем, удерживали их на расстоянии.
Дважды звучал в отдалении разрывающий уши рев центозавра, дважды треск сокрушаемых деревьев заставлял юных твини замирать от ужаса. Но оба раза чудовища уходили прочь.
Теперь шла третья ночь. Фибы уверяли их, что с рассветом можно будет пуститься в обратный путь, и уже одна мысль о комфорте Венустауна доставляла удовольствие. Приключения и переживания - это прекрасно; с каждым часом гордость за Генри все ярче сверкала в глазах Айрин - а глаза у нее изумительные! - Но все же мысли о Венустауне и дружелюбных Возвышенностях были приятны.
Генри перевернулся на живот, уставясь в огонь и размышляя о прожитых им двадцати годах... почти двадцати.
- Ах, черт! - он поранился о жесткую траву. - А ведь пора бы уже подумать о женитьбе...
Взгляд Генри невольно скользнул по фигурке, спящей по другую сторону костра. Словно в ответ, веки Айрин задрожали, в глубине синих глаз мелькнул отблеск пламени.
- Никак не могу заснуть, - пожаловалась она, тщетно пытаясь пригладить свой белый хохолок. - Такая жарища.
Она с неудовольствием покосилась на костер. К Генри вернулось хорошее настроение:
- Ты проспала несколько часов... и храпела, как тромбон.
Глаза Айрин распахнулись.
- Не может быть! - воскликнула девушка и добавила трагически дрогнувшим голосом: - Я храпела?
- Не, конечно, нет! - Генри с подвыванием расхохотался, остановившись лишь от внезапного резкого соприкосновения сапога Айрин со своими ребрами.
- Ой! - Вырвалось у него.
- Не смейте больше со мной разговаривать, мистер Скэнлон! - Последовала хладнокровная реплика девушки.
Теперь настал черед трагических взглядов от панического испуга для Генри. Он пошел пятнами и осторожно сделал шаг к девушке; вдруг застыл от оглушительного рева центозавра. Когда он пришел в себя, то обнаружил в своих объятиях Айрин.
Опомнившись, она попыталась освободиться, но тут рев центозавра прозвучал снова, уже с другой стороны... и она вновь нырнула в объятия Генри. Он побледнел, несмотря на прекрасную добычу.
- Кажется, фибы загнали центозавра в ловушку. Пойдем, спросим.
В наступившем сером рассвете фибы казались смутными пятнами. Глазам открывались только ряды и ряды искаженных утренним туманом тел. Все они производили впечатление замкнутой сосредоточенности; лишь один из фибов направился навстречу твини. Генри обменялся с ним рукопожатием и чуть позже сообщил:
- Они поймали трех центозавров, с большим количеством им не справиться. Мы прямо сейчас отправляемся на Возвышенность.
Восход солнца застал отряд в двух милях выше по течению. Твини, пробираясь вдоль берега, опасливо поглядывали на близкие джунгли. В редких просветах мелькали огромные серые туши. Рев рептилий почти не прерывался.
- Прости, что я потащил тебя с собой, Айрин, - произнес Генри. - Теперь я уже не так уверен, что фибы могут справиться с монстрами.
Айрин покачала головой.
- Все в порядке, Генри. Я сама этого хотела. Только... мне кажется, можно было бы отправить фибов и одних. Тут мы им ни к чему.
- Это верно, они и без нас справляются! Но если вдруг центозавры выйдут из-под контроля, настанет наша очередь: от нас им не уйти. В худшем случае мы перебьем ящеров из тонитов...
Он замолчал, поглаживая смертоносное оружие, ощущая его холодную надежность. Первая ночь обратного пути прошла для обоих твини без сна. Где-то там, невидимые во тьме, фибы сменяли друг друга, их телепатический контроль над крохотным умишком гигантских двадцатиногих ящеров при этом слегка менялся. Там, в джунглях, три чудовища весом по нескольку сотен тонн раздраженно выли, сопротивляясь силе, заставляющей их двигаться вопреки собственной воле; бессильно неиствовали из-за невидимого барьера, не позволявшего им приближаться к потоку.
Сидя возле костра, двое твини, затерявшиеся между горами плато с одной стороны и хрупкой защитой телепатической паутины с другой, с волнением глядели в сторону Возвышенности, начинавшейся милях в сорока впереди.
Продвижение шло медленно. Если фибы начинали подгонять, то центозавры упрямились. Но постепенно воздух становился прохладнее, джунгли по берегам редели, расстояние до Венустауна сокращалось.
Генри отметил первые признаки знакомой растительности с нескрываемым облегчением. Только присутствие Айрин заставляло его продолжать играть роль героя.
Он презирал себя и испытывал необоримое желание, чтобы их донкихотское странствие поскорее кончилось; но сказал совсем другое:
- Ну вот, практически все позади, кроме аплодисментов. И будь уверена, аплодисменты будут, Айрин. Мы вернемся героями, ты и я.
На Айрин его энтузиазм подействовал слабо.
- Я устала, Генри. Давай передохнем.
Она медленно опустилась на землю, и Генри, дав сигнал фибам, присоединился к ней.
- Долго нам еще идти, Генри?
Почти невольно она устало примостила голову на его плече.
- Еще один денек, Айрин. Завтра, к этому времени, мы уже будем дома, - он чувствовал себя негодяем. - Думаешь, нам не следовало браться за это самим, да?
- Ну, тогда это представлялось удачной идеей.
- Да, конечно, - согласился Генри. - Я уже заметил, что у меня хватает идей, которые поначалу кажутся удачными, но потом приносят одно разочарование. - Он философски покачал головой. - Не знаю, почему так, но так оно и есть.
- Все, что я знаю, - заметила Айрин, - что мне теперь и на ноги не подняться... И мне это безразлично...
Голос ее прервался, когда прекрасные голубые глаза взглянули направо. Один из центозавров задержался посредине небольшого притока реки. Его громадное извивающееся тело, опирающееся на десять пар коренастых ног, отвратительно поблескивало. Омерзительная голова, покачиваясь, поднялась к небу, и чудовищный вой распорол воздух. Ему ответил другой ящер.
Айрин вскочила на ноги.
- Генри, чего ты ждешь? Идем же! Скорее!
Генри, поудобнее перехватил тонит и тоже поднялся.
* * *
Артур Скэнлон одним свирепым глотком опрокинул в себя пятую чашечку кофе и, переключив аудиовизор на оптический режим, покрасневшими от бессонницы и запавшими от усталости глазами стал всматриваться в экран. Тщетно! Он встал, подошел к дивану, на котором беспокойно спала мать, наклонился и поправил одеяло.
- Бедная мамочка, - вздохнул Артур и поцеловал ее в бледную щеку. Потом вновь вернулся к аудиовизору и стиснул кулаки. - Ну погодите, доберусь я до вас, дурные головы.
Мэдлин приподнялась.
- Уже стемнело?
- Нет, - насколько мог бодро солгал Артур. - Он объявится еще до заката, мам. Спи, я обо всем позабочусь. Папа наверху, работает со статис-полем. Говорит, что дела идут. Еще несколько дней и будет полный порядок.
Он тихонько присел подле матери, осторожно погладил ее руку. Усталые глаза Мэдлин сомкнулись.
Замигал световой сигнал. Артур бросил на мать последний взгляд и вышел в коридор.
- В чем дело?
Твини-наблюдатель щеголевато отсалютовал.
- Джон Барно просил сообщить, что надвигается ураган.
Он протянул официальный рапорт. Артур раздраженно пробежал бумагу глазами.
- Неужели нам не достаточно всего остального, а? И что еще ждет нас на Венере?
- Судя по всему, нам придется очень скверно. Барометр падает невероятно быстро. Концентрация ионов в верхних слоях атмосферы - на неуравновешенном максимуме. Бьюла вышла из берегов и быстро поднимается.
Артур нахмурился.
- В Венустаун вода не проникает - выходы, как-никак, ярдах в пятидесяти выше уровня реки. А если ливень - на нашу дренажную систему можно положиться, - неожиданно он скорчил рожу: - Возвращайся и передай Барно, что этот ураган - в мою честь; пусть он хоть сорок дней и ночей свирепствует! Может, заодно смоет землян.
Он повернулся, но твини остановил его.
- Простите, сэр, но это не самое скверное. Сегодня разведывательный отряд...
- Разведотряд? - растерялся Артур. - Кто разрешил ему выйти наружу?
- Ваш отец, сэр. Они должны были войти в контакт с фибами - не знаю, каким образом.
- Хорошо. Дальше?
- Обнаружить фибов не удалось, сэр.
И тут Артур впервые испугался настолько, что даже позабыл о своем беспокойстве за брата.
- Исчезли?
Твини кивнул:
- Похоже, ушли искать спасения от надвигающегося урагана. Вот поэтому Барно и ожидает наихудшего.
- Крысы бегут с корабля, - пробормотал Артур. - Господи! Все сразу! Все сразу!
* * *
Закат догорал и тьма медленно взбиралась по склонам гор. Последние солнечные лучи высвечивали лишь стремительные контуры возносящихся в поднебесье пиков.
Айрин поежилась:
- Становится холоднее, правда?
- Холодный ветер скатывается с гор. Похоже, надо ожидать непогоды, - рассеянно согласился Генри. - Думаю, и река поднялась. - Он замолк, но после короткой паузы заговорил снова; в его голосе звучало возбуждение: - Ты только посмотри, Айрин, всего несколько миль до озера, а там мы, считай, уже в поселке землян. Почти все позади!
- Я рада, - кивнула Айрин. - За нас... И за фибов тоже.
Основания для последних слов у нее были. Фибы плыли все медленнее. Днем раньше с верховьев реки к ним прибыло подкрепление, но даже с этой помощью продвижение вперед давалось заметно труднее. Непривычный холод беспокоил многоногих ящеров, они со все растущей неохотой поддавались воздействию мысленной силы фибов.
Первые капли упали, едва они добрались до озера. Сгустилась тьма; в ослепительных голубых сполохах молний деревья казались призраками, воздевавшими к разгневанному небу качающиеся руки ветвей, факел неожиданно вспыхнувший в отдалении, являл собой погребальный костер сраженного молнией дерева.
Генри побледнел.
- Выбираемся на открытое место. Под деревьями в такую погоду опасно.
Прогалина, которую он имел в виду, находилась уже почти на самой окраине поселка землян. Наспех сколоченные домишки, такие маленькие и ненадежные перед лицом буйной стихии, то тут, то там были освещены, что говорило о присутствии людей. И когда первый центозавр, спотыкаясь и сокрушая деревья, выбрался на расчищенное пространство, ураган разразился во всей своей ярости.
Твини теснее прижались друг к другу.
- Фибы их ведут, - воскликнул Генри; голос его был едва различим сквозь дождь и ветер. - Надеюсь, им это удастся.
Айрин спрятала промокшую головку на таком же промокшем плече Генри.
- Не могу смотреть! Эти домишки развалятся, словно они сделаны из кубиков! Бедные-бедные люди!
Три монстра надвигались на здания. Их движения становились все быстрее, фибы держали их под телепатическим контролем уже не так сильно.
- Нет, Айрин, нет! Они их задержали!
Центозавры остановились, злобно меся лапами грязь, их рев мощно и чисто перекрыл звуки урагана. Взволнованные лица стали выглядывать из хижин.
Захваченные врасплох - большинство из них только что проснулись, оказавшиеся лицом к лицу с венерианской бурей и кошмарными чудовищами, они и подумать не могли о каких-либо организованных действиях. Они выскакивали кто в чем был, и не выдержав вида чудовищ, пускались наутек.
Смятение царило невообразимое. Один или два человека все-таки попытались оказать сопротивление, они открыли яростную пальбу по горам живой плоти, но убедившись в ее неэффективности, тоже бросились прочь.
Когда в деревне не осталось ни одного человека, гигантские рептилии ринулись вперед, и там, где совсем недавно стояли дома, вскоре лишь остались раздробленные обломки.
- Они никогда не вернутся, Айрин. Никогда! - Генри был в восторге от успеха своего плана. - Теперь мы с тобой герои... - его голос взвинтился до пронзительного визга. - Айрин, назад! Под деревья!
Рев центозавров достиг самой низкой ноты. Ближайший ящер присел на двух задних парах ног, его гигантская голова, поднятая на две сотни футов, чудовищным силуэтом рисовалась на фоне грозовых сполохов. С глухим шлепком он вновь опустился на все лапы и побрел к реке, которая бушевала теперь под ударами урагана, выйдя из берегов.
Фибы потеряли контроль над чудовищами!
Генри толкнул девушку в сторону, его тонит тут же полыхнул. Айрин медленно пятилась, держа свое оружие наготове.
Генри не промахнулся - пурпурный шар вспыхнул в ночи, и ближайший центозавр дернулся, его мощный хвост замолотил по ближайшим деревьям. Из дыры, где только что была нога, потоком хлынула кровь. Ящер в слепой ярости атаковал врага.
Последовала новая пурпурная вспышка - и он рухнул с тяжким грохотом, жуткий рев сменился пронзительным беспомощным визгом.
Но два других чудовища уже мчались в атаку. Они слепо перли в направлении источника той силы, что всю неделю держала их в повиновении; иполненные неистовства, они стремились ко мщению со всей мощью своей безмозглой ненависти. И на пути этой безжалостной силы оказались двое твини.
Позади бурлила река. Впереди - лес, полный грохота сокрушаемых деревьев и раздирающего уши рева.
И тут внезапно откуда-то со стороны ударили тониты. Пурпурные сполохи... шквал ударов... спазматический визг... И настала тишина; даже ветер, словно преклонился перед недавними событиями, мгновенно стих.
Генри издал торжествующий вопль и заскакал в импровизированном беовом танце.
- Это пришли наши, из Венустауна, Айрин! - орал он. - Они перебили центозавров! Теперь всему конец! Мы спасли твини!
Все произошло в одно мгновение. Айрин выронила тонит, зарыдала от облегчения, бросилась с Генри, споткнулась - и река подхватила ее.
- Генри!!! - Ветер унес крик прочь.
За одно мучительное мгновение Генри понял, что не в силах ничего поделать. Он лишь недоверчиво и глупо таращился на то место, где только что стояла Айрин. А потом сам оказался в воде, и медленно погрузился в кипящую тьму.
- Айрин!!!
Ни звука в ответ - лишь вой ветра. Он попытался плыть, но тщетно. Даже на поверхности Генри с трудом удерживался лишь на доли секунды, едва успевая сделать новый вдох.
- Айрин!
Никакого ответа. Только стремительно мчащаяся вода и тьма.
И тут что-то коснулось его. Он инстинктивно оттолкнулся, но напор усилился. Он почувствовал, что его выталкивают из воды. Измученные легкие с трудом начали втягивать воздух. Генри увидел ухмыляющуюся морду фиба, а потом все пропало. Осталось лишь ощущение холодной, мрачной сырости.
* * *
Воспринимать окружающее он начал отрывочно. Сперва - он сидит под деревом на одеяле. Потом - теплое излучение рефлекторов сверху, свет автоламп. Кругом толпились люди, и он понял, что дождя больше нет.
Он повел вокруг затуманенными глазами и прошептал:
- Айрин!
Она сидела рядом - укутанная, как и он, слабо улыбаясь.
- Со мной все в порядке, Генри. Фибы выловили нас вовремя.
К нему наклонилась Мэдлин, он ощутил на губах вкус горячего кофе.
- Фибы рассказали нам, как здорово вы им помогли. Мы гордимся вами, сынок - тобой и Айрин.
Улыбка превратила лицо Макса в символ родительского удовлетворения.
- Психологически ваш расчет был замечателен. Венера достаточно обширна, здесь хватает пригодных для жизни районов, чтобы земляне не захотели вернуться туда, где кишат центозавры... по крайней мере, в ближайшее время. А когда они снова объявятся, у нас уже будет статис-поле.
Из тьмы выступил Артур. С силой похлопал Генри по плечу, крепко пожал руку Айрин.
- Мы с твоим телохранителем послезавтра устраиваем празднество, - сообщил он ей, - так что приведи себя в порядок и отдохни как следует. Это будет величайшее торжество.
- Праздник, да? - произнес отчетливо Генри. - Хорошо, тогда я скажу тебе кое-что. Я намерен... жениться. Думается, я уже достаточно взрослый.
Глаза Айрин опустились, отчаянно сосредоточившись на траве.
- На ком же, Генри?
- На ком? На тебе, конечно же. Господи, да на ком же еще?
- Но ты даже не спросил меня. - Она произнесла это не торопясь, но с величайшей решительностью.
На мгновение Генри смутился, потом упрямо стиснул зубы.
- Верно, не спросил. Но я уже сделал предложение. Что же ты ответишь?
Он придвинулся к ней поближе; Макс кашлянул и жестом отослал их прочь. Внезапно к ним приблизился один фиб. Он медленно, неуклюже двигался по влажной траве, помогая себе неприспособленными для этого лапами. Приблизившись, он протянул им передние конечности.
Намерения его были ясны. Айрин и Генри тоже протянули руки. На несколько секунд сделалось тихо, потом глаза фиба понимающе заблестели в свете автоламп. Смущенно взвизгнула Айрин, озадаченно хихикнул Генри. Контакт нарушился.
- Ты видела то же, что и я? - спросил Генри.
Айрин покраснела.
- Да. Много-много маленьких фибиков, десятка полтора...
- ...с длинными белыми хохолками!


Айзек Азимов
. Emoutou 01:48:25
Все-таки не зря сгоняла сегодня на педагогику, получилось даже какой-то плюсик заработать. Правда, плюсик это мне не с проста достался. Сейчас расскажу подробнее. Была ситуэйшн с одногруппницей, ей было хуево - по ее словам никто на это не обратил внимание кроме меня. Но у нее такой характер, что ебнешься - она всегда всем хочет показать и доказать, что что-то знает; всегда лезет вперед паровоза; на лекциях перебивает учителя, рассказывая примеры из личной жизни и все такое. Но при этом она хочет всем нравится и со всеми дружить. Я как бы не против такого человека, потому что сразу поняла, что у нее "съеханная" голова, родители постарались, и я принимаю ее косяки. Но тем не менее стараюсь относительно ее держать нейтралитет, чтобы они не дай б-г не подумала, что мы друзья и все такое. В общем, после того случая, как я немного ей посочувствовала, она стала уделять мне больше внимания нежели обычно(проявлялось в мелочах). И вот, это оказалось полезным. Когда мы на семинаре работали в группах, она выделила меня перед преподом. Ну знаете, эти ситуации, мол, а теперь скажите, что в вашей группе работал больше всего - и это неловкое молчание. И она назвала мое имя, лол. Справедливо, офк, я много работала, но все равно как-то неудобно было перед остальными.

И еще вошла в режим сна хуевый. Приезжаю с пар - ложусь спать, потом посреди ночи просыпаюсь и до утра аутирую. Надо бы на выходных фиксить это, а то чувствую, что скопычусь скоро, уж больно не привычно 5-6 часов бодрствовать, идти на учебу, а потом спать:с



­­
среда, 14 ноября 2018 г.
P rockstar1234567 21:20:16
встретились с мишей , так здорово. очень рад ему. спасибо за встречу. узнал много нового про теорию мультивселенной. надо будет почитать почтамт буковского, он обещал захватывающий сюжет, ещё посмотреть интервью с илоном маском, где тот курит косяк :ddd

начал уже жить прямо с этих дней так , как хотелось и мечтал, перестал употреблять алкоголь, больше слежу за собой, стараюсь быть аккуратнее, держать стол и все вещи в чистоте, планирую свой день, так приятно :3


Категории: Илон маск, Миша, Саморазвитие, Буковски
пх маньяк ведущий институт в сообществе ОВОЩЕБАЗА на память 21:02:31

.

­­



Категории: Вел, Зог, Лили, Оля, Рип, Сио, Фисташ, Эймин
показать предыдущие комментарии (12)
19:39:54 DADDY LONG LEGS
эпиг залил
19:40:52 отец настоятель.
Просто бомбочки
19:41:02 отец настоятель.
Просто няшки Звёздочки беона
19:25:08 еsther
соу кьют :ззззз
Личный вызов №1 Phillin 17:37:42

Property­ of Soddom ~Любимы­й~

­­

20 дней ложиться в 12 часов вечера и без отговорок!
Отсчет пошел
показать предыдущие комментарии (2)
20:58:42 Phillin
день 3 /лежит/
20:53:25 Phillin
День 4 /укладывается в кроватку/
20:58:45 Phillin
День 5 /почистил зубки, умылся, укладывается баиньки/
12:38:27 Phillin
все уже поняли. что я проебался начинаю отсчет по новой
Я чувствую его жаркое дыхание на своих волосах,горячий воздух обжигает... Твоя лббимая сучка 10:42:14
Я чувствую его жаркое дыхание на своих волосах,горячий воздух обжигает мое ухо,вот уже его пальчики скользят по моей талии оставляя тонны мурашек,к бедрам и снова вверх. Я чувствую как его длинные холодные пальцы проскальзывают под мой лифчик, указательный палец касается соска и мой голос впервые срывается на полу вздох-полу стон. Он не останавливается,пал­ец становится настойчивее,теребя нежную кожицу,я вздрагиваю и чувствую как мое тело обмякает. Дыхание становится судорожным,воздуха не хватает и я дышу все громче и громче,тело обдает жар. Вот мы уже лежим на кровати,я не поняла как оказалась здесь но его тело нависает надо мной,пальцы настойчиво скользят по талии к бедру,медленно поглаживая сначала внешнюю,а потом и внутреннюю сторону. Его губы касаются моей шеи,причмокивая,пос­тепенно спускаются ниже к ключицам. Горячий язык жадно проходится по коже,игривые губы оставляют на теле следы. Меня вновь обдает жаром,мурашки табуном бегают по коже. Его язык спускается к ключицам,медленно изучая их,а затем и впадинку между костями. Я вздрагиваю,чувствуя­ что он вот-вот доберется до груди. Его язык нежно проходится вокруг этой точки,затем зубы жадно впиваются в мое тело,я млею и раздвигая ножки, чувствую как его рука лаская мои бедра поднимается к трусикам,ладонь прижимается к ним начиная медленно двигаться.Вскоре она становится настойчивее,я выдыхаю воздух чувствуя как его пальцы начинают ласкать мой клитор сквозь трусики,постепенно все сильнее и сильнее ускоряясь. Он дразнит меня,теребит клитор заставляя выгибаться и стонать,а затем резко спускается к вагине большим пальцем пропихивая ткань трусиков в меня. Я мокну еще сильнее,чувствуя как сок стекает по моей попке,его руки становятся настойчивее,укусы все больнее. Мои пальцы впиваются в его волосы,я не сопротивляюсь сильнее разводя ножки. Откидываю голову и наслаждаюсь,полност­ью отдаваясь ему. Нежно зацепив край моего белья он стягивает трусики до колен,поднимая мои ноги снимает их с меня ,нежно касаясь бедра губами. Его горячие губы скользят по моей ноге,приближаясь к тому самому месту,нежный поцелуй замирает прямо у моей дырочки,язык снова поднимается к колену. Его пальцы ложатся на мой клитор,теперь уже напрямую настойчиво массируя его,губы оказываются на пупке и язык резко скользит к моей груди,проводя мокрую дорожку,словно горящую огнем. Я выгибаюсь сильнее,приподнимая­ бедра и он пользуясь этим проникает в меня,постепенно:неж­но поглаживая кожицу вокруг моей дырочки,а затем и ее стенки он вводит в меня сначала один палец,двигая им внутри,а затем и второй,слегка шевеля ими. Я вздыхаю,мой стон разносится по комнате,громко чмокнув он посасывает сой сосок,а затем отстраняется,посвящ­ая себя только одному месту на моем теле. Его пальцы проникают в меня и снова выскальзывают,он двигает ими во мне все быстрее и быстрее,все настойчивее проталкиваясь глубже. К двум пальцам присоединяется третий и я выгибаюсь,привстава­я на ногах и выше поднимая свои бедра,он двигается все быстрее нажимая на стенки,удары его пальцев становятся все более и более грубы. Резко толкнув ими во мне он убирает пальцы,его руки ложатся на мою попку сжимая ее и поднимая мой таз выше. Губы скользят по ноге и причмокивая опускаются на мою чувствительную зону,язычком он нежно слизывает сок с вагины,проходясь по клитору...

Категории: Секс
Коварная Каллисто Мама Азия в сообществе Вечность 10:35:57
— Проклятый Юпитер! — зло пробурчал Эмброуэ Уайтфилд, и я, соглашаясь, кивнул.
— Я пятнадцать лет на трассах вокруг Юпитера, — ответил я, — и слышал эти два слова, наверно, миллион раз.
Должно быть, во всей солнечной системе не существует лучшего способа отвести душу.
Мы только что сменились с вахты в приборном отсеке космического разведывательного судна «Церера» и устало поплелись к себе.
— Проклятый Юпитер, проклятый Юпитер! — хмуро твердил Уайтфилд. — Он слишком огромен. Торчит здесь, у нас за спиной, и тянет, и тянет, и тянет!
Всю дорогу надо идти на атомном двигателе, постоянно, ежечасно сверять курс.
Ни тебе передышки, ни инерционного полета, ни минуты расслабленности! Только одна чертова работа!
Подробнее…Тыльной стороной кисти он отер выступивший на лбу пот. Он был молодым парнем, не старше тридцати лет, и в глазах его можно было прочитать волнение, даже некоторый страх.
И дело здесь было, несмотря на все проклятия, не в Юпитере. Меньше всего нас беспокоил Юпитер. Дело было в Каллисто! Именно эта маленькая светло-голубая на наших экранах луна, спутник гиганта Юпитера, вызывала испарину на лбу Уайтфилда и уже четыре ночи мешала мне спокойно спать. Каллисто! Пункт нашего назначения!
Даже старый Мак Стиден, седоусый ветеран, в молодости ходивший с самим великим Пиви Уилсоном, с отсутствующим видом нес вахту. Четверо суток прочь, и впереди еще десять, и в душу когтями впивается паника…
Все мы восемь человек — экипаж «Цереры» — были достаточно храбрыми при обычном ходе вещей. Мы не отступали перед опасностями полудюжины чужих миров. Но нужно нечто большее, чем просто храбрость, для встречи с неизвестным, с Каллисто, с этой «загадочной ловушкой» солнечной системы.
По сути дела, о Каллисто был известен только один зловещий, точный факт. За двадцать пять лет семь кораблей, каждый совершеннее предыдущего, долетели туда и пропали. Воскресные приложения газет населяли спутник всевозможными существами, от супердинозэвров до невидимых созданий из четвертого измерения, но тайны это не проясняло.
Наша экспедиция была восьмой. У нас был самый лучший корабль, впервые изготовленный не из стали, а из вдвое более прочного сплава бериллия и вольфрама. У нас были сверхмощное оружие и наисовременнейшие атомные двигатели.
Но… но все же мы были только восьмыми, и каждый это понимал.
Уайтфилд молча повалился на койку, подперев подбородок руками. Костяшки пальцев у него были белыми. Мне показалось, он на грани кризиса. В таких случаях требуется тонкий дипломатический подход.
— Как ты, собственно, оказался в этой экспедиции, Уайти? — спросил я. Ты, пожалуй, еще зеленоват для такого дела.
— Ну знаешь, как бывает. Тоска вдруг напала… Я после колледжа занимался зоологией — межпланетные полеты необычайно расширили это поле деятельности. На Ганимеде у меня было хорошее, прочное положение. Но надоело мне там, скука зеленая. Во флот я записался, поддавшись порыву, а затем, поддавшись второму, завербовался в эту экспедицию. — Он с сожалением вздохнул. — Теперь я немного раскаиваюсь…
— Нельзя тек, парень. Поверь мне, я человек опытный. Если ты запаникуешь, тебе конец. Да и осталось-то каких-нибудь два месяца работы, а потом мы снова вернемся на Ганимед.
— Я не боюсь, если ты это имеешь в виду, — обиделся он. — Я… я… Он долго молча хмурился. — В общем, я просто измучился, пытаясь представить, что нас там ждет. От этих воображаемых картин у меня совсем сдали нервы.
— Конечно, конечно, — заверил я. — Я ни в чем тебя не виню. Наверно, мы все через это прошли. Только постарайся взять себя в руки. Помню, однажды в полете с Марса на Титан у нас…
Я не хуже любого другого умею сочинять небылицы, а эта басня мне особенно нравилась, но Уайтфилд взглядом заставил меня умолкнуть.
Да, мы устали, нервы у нас сдавали; и в тот же день, когда мы с Уайтфилдом работали в кладовой, поднимая ящики со съестными припасами на кухню, Уайти вдруг, запинаясь, сказал:
— Я мог бы поклясться, что в том дальнем углу не одни ящики, что там есть еще что-то.
— Вот что сделали с тобой твои нервы. В углу, конечно, духи, или каллистяне, решили первыми напасть на нас.
— Говорю тебе, я видел! Там есть что-то живое.
Он придвинулся ближе. Нервы его так накалились, что на миг он заразил даже меня; мне вдруг тоже стало жутко в этом полумраке.
— Ты спятил, — громко сказал я, успокаивая себя звуком собственного голоса. — Пойдем пошуруем там.
Мы стали расшвыривать легкие алюминиевые контейнеры. Краешком глаза я видел, как Уайтфилд пытается сдвинуть ближайший к стене ящик.
— Этот не пустой. — Бормоча себе под нос, он приподнял крышку и на полсекунды застыл, Потом отступил и, наткнувшись на что-то, сел, по-прежнему не сводя глаз с ящика.
Не понимая, что его так поразило, я тоже взглянул туда — и обомлел, не сдержав крика.
Из ящика высунулась рыжая голова, а за ней грязное мальчишеское лицо.
— Привет, — сказал мальчик лет тринадцати, вылезая наружу. Мы все еще оторопело молчали, и он продолжал: — Я рад, что вы меня нашли. У меня уже все мышцы свело от этой позы.
Уайтфилд громко, судорожно сглотнул:
— Боже милостивый! Мальчишка! «Заяц»! А мы летим на Каллисто!
— И не можем повернуть назад, — сдавленно проговорил я. Разворачиваться между Юпитером и спутником — самоубийство.
— Послушай, — с неожиданной воинственностью напустился Уайтфилд на мальчика, — ты, голова, два уха, кто ты вообще такой и что ты здесь делаешь?
Парнишка съежился — видать, немного испугался.
— Я Стэнли Филдс. Из Нью-Чикаго, с Ганимеда. Я… я убежал в космос, как в книжках. — И, блестя глазами, спросил: — Как, по-вашему, мистер, будет у нас стычка с пиратами?
Без сомнения, голова его была заморочена «космической бульварщиной». Я тоже в его возрасте зачитывался ею.
— А что скажут твои родители? — нахмурился Уайтфилд.
— У меня только дядя. Не думаю, чтобы его это особенно беспокоило. — Он уже справился со своим страхом и улыбался нам.
— Ну что с ним делать? — Уайтфилд растерянно обернулся ко мне.
Я пожал плечами.
— Отвести к капитану. Пусть капитан и ломает голову.
— А как он это воспримет?
— Нам-то что! Мы тут ни при чем. Да и ничего ведь с таким делом не попишешь.
Вдвоем мы поволокли парнишку к капитану.
Капитан Бэртлетт знает свое дело, и самообладание у него удивительное. Крайне редко дает он волю чувствам. Но уж в этих случаях он напоминает разбушевавшийся на Меркурии вулкан, а если это явление вам незнакомо, значит, вы вообще еще не жили на свете.
Сейчас чаша терпения капитана переполнилась. Рейсы к спутникам всегда утомительны. Предстоящая высадка на Каллисто являлась для капитана более серьезным испытанием, чем для любого из нас. А тут еще этот «космический заяц»?.
Снести такое было немыслимо! С полчаса капитан очередями выстреливал отборнейшие проклятия. Он начал с солнца, а затем перебрал весь список планет, спутников, астероидов, комет, не пропустив даже метеоров. Только дойдя до неподвижных звезд, он наконец выдохся.
Но капитан Бэртлетт не дурак. Кончив браниться, он понял, что, если положения нельзя исправить, к нему надо приспособиться.
— Возьмите его кто-нибудь и умойте, — устало проворчал он. — И уберите на время с моих глаз. — Затем, уже смягчаясь, притянул меня к себе. — Не пугай его рассказами о том, что нас ожидает. Эх, не повезло ему, бедняжке.
После нашего ухода этот добрый старый плут срочно связался с Ганимедом, чтобы успокоить дядю мальчишки.
Конечно, мы в это время не подозревали, что малыш окажется для нас поистине божьим даром. Он отвлек наши мысли от Каллисто. Он дал им другое направление. Благодаря ему напряжение последних дней, почти достигшее уже предела, улеглось.
Было что-то освежающее в природной живости этого мальчишки, в его очаровательной непосредственности. Он бродил по кораблю, приставая ко всем с глупейшими вопросами. Он ежеминутно ждал боя с пиратами. А главное — он упорно видел в каждом из нас героя «космических комиксов».
Это последнее льстило, понятно, нашему самолюбию, и мы соперничали друг с другом по части всяких басен. А старый Мак Стиден, являвшийся в глазах Стэнли полубогом, превзошел самого себя и побил все рекорды в области вранья.
Особенно мне запомнился словесный поединок, случившийся на исходе седьмого дня. Мы достигли как раз середины пути и готовились начать торможение. За исключением Хэрригана и Тули, несших вахту у двигателей, все мы собрались в приборном отсеке. Уайтфилд, вполглаза посматривая на пульт, как обычно, завел речь о зоологии:
— Есть такой род слизняка, который водится только в Европе и называется «каролус европис», но больше известен как «магнитный червь». Длина его около шести дюймов, цвет аспидно-серый, и ничего более противного, чем это создание, нельзя себе и представить. Мы, однако, занимались его изучением целых шесть месяцев, и я никогда не видел, чтобы старик Морников приходил из-за чего-нибудь в такое возбуждение, как из-за этого червя. Видите ли, он убивает своеобразным магнитным полем. Вы помещаете в одном углу комнаты его, а в другом, скажем, гусеницу. И уже через пять минут она сворачивается клубком и погибает. И вот что любопытно. Лягушка для этого червя слишком велика, но, если вы обернете ее железной проволокой, магнитный червь убьет и ее. Вот почему мы узнали о наличии у него магнитного поля: в присутствии железа сила его больше, чем вчетверо, возрастает.
Рассказ произвел впечатление.
Джо Брок пробасил:
— Если то, что ты говоришь, правда, я чертовски рад, что эти штуки такие маленькие.
Мак Стиден потянулся и с подчеркнутым безразличием подергал свои седые усы.
— По-твоему, этот червь необыкновенный. Но он не идет ни в какое сравнение с тем, что я однажды видел… — Он в раздумье покачал головой, и мы поняли, что нас ожидает тягучая и жуткая история. Кто-то глухо заворчал, но Стэнли так и расцвел, почувствовав, что ветеран готов разговориться.
Заметив его сияющие глаза, Стиден обратился непосредственно к нему:
— Я был тогда с Пиви Уилсоном… Ты ведь слышал о Пиви Уилсоне?
— О да! — Глаза Стэнли засветились благоговейным восторгом перед памятью героя. — Я читал книги о нем. Он был величайшим астронавтом!
— Да, можешь поклясться всем радием Титана, малыш! Ростом он был не выше тебя и весил не больше ста фунтов, но он стоил впятеро против своего веса. Мы с ним были неразлучны. Без меня он никогда не отправлялся в полет. На самые опасные задания он всегда брал с собой меня. И я от него не отходил. — Он сокрушенно вздохнул. — Только сломанная нога помешала мне быть с ним в его последнем полете… — Спохватившись, он замолчал.
На нас повеяло холодным дыханием смерти. Лицо Уайтфилда посерело, капитан странно скривил рот, а у меня душа сразу ушла в пятки.
Никто не проронил ни слова, но каждый из нас думал об одном: последний полет Уилсона был к Каллисто. Он был вторым — и не ве